Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самостоятельной изоляции

«Не выходи из комнаты, не совершай ошибки», — говорили мы для себя во время пика сильной эпидемии весной и летом. Однако на носу сентябрь, деловой год, видимо, все же начнется.

Фотограф Екатерина Козлова сняла людей, которые после долговременной либо не чрезвычайно самостоятельной изоляции ощущают себя на улице уязвимо и растерянно: эти чувства в особенности видно в силу того, что герои позируют, завернувшись в одеяло.

Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самоизоляции0Участники проекта рассказали, каким было их эмоциональное состояние во время карантина и что они чувствуют сейчас — накануне возвращения в большой мир (или второго круга самоизоляции — кто знает!)

Ксения, 21 год, студентка

Я просидела дома примерно 3 месяца. Вначале было страшно, и не верилось, что все это серьезно. Но потом я составила план действий: хотела, чтобы карантин прошел максимально продуктивно. И мне это удалось.

За эти месяцы дома я разобралась в вопросах психологии социума, которые меня мучили, разобралась в том, кто есть кто для меня. К тому же выспалась! Сейчас я работаю в театре, каждый день через меня проходят сотни зрителей, но я не боюсь заразиться — на мне маска и перчатки.

Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самоизоляции1

Ксения и Сима

Сима, 23 год, цирковой режиссер

В марте я приехала из Германии и меня — а заодно моего брата, у которого я тогда жила — посадили на двухнедельный карантин. Ни в магазин, ни к мусорке выходить было нельзя. Ровно через 2 недели мы в 12 часов ночи вышли на улицу — просто вспомнить, каково это!

Все происходящее мне дается тяжело: я не планировала возвращаться в Россию, а тем более надолго. Я начинающий цирковой режиссер, только мне удалось с огромным трудом поймать проектов и связей — как все накрылось…

Тяжело быть в родном городе еще и потому, что здесь ни связей, ни людей почти не осталось. Невозможно заниматься любимым делом, только лечь в кроватку, завернуться в одеяло и смотреть сериалы. Плюс к этому давление окружающих и всякое там чувство вины, что делу совсем не помогает.

Леся, 26 лет, работает на почте

Мой подъезд посадили на карантин — и в этот же день меня попросили уйти с рабочего места. Когда эпидемия началась — я была на Камчатке и не верила, что это серьезно. Казалось, что до нас не дойдет, ведь мы там почти отрезаны от мира.

Что изменила эпидемия в моей жизни? Заложила некоторые мысли о своем пребывании в этом мире. О том, что тебя могут в любой момент уволить, ты остаешься без денег. О том, что мне нужно живое общение больше, чем я представляла.

Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самоизоляции2

Леся и Мари

Мари, 21 год, smm-редактор, фотограф, организатор мероприятий

Я провела на карантине 5 месяцев (говорю — и самой страшно!). Выходила крайне редко, и это сказалось на эмоциональном состоянии. Я очень социальный человек, и казалось, что меня просто лишили воздуха. Но потом удалось принять ситуацию, найти гармонию с собой, устроить себе своего рода отпуск — посмотреть желанные фильмы и прочитать много книг.

В сам период пандемии поняла, что жизнь, которая, казалась мне стабильной, таковой не является. Сейчас, переосмыслив многие вещи, меняю какие-то свои взгляды. Ну, еще задумалась над созданием финансовой подушки.

Лера, 22 года, хозяйка кафе

Я сидела безвылазно дома всего неделю: потом мы снова открыли кафе и я вышла на работу, пускай и на короткий день. Вообще, пандемия принесла и что-то хорошее в мою жизнь: я познакомилась ближе с гостями заведения, их стало больше и у нас было время поговорить!

Иногда я побаиваюсь большого скопления людей, но точно не потому что боюсь заразиться! Скорее тут играет роль рост в 155 см: страшно быть затоптанной.

Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самоизоляции3

Лера и Олег

Олег, 26 лет, менеджер в пекарне и певец

В начале пандемии я вышел в оплачиваемый отпуск, затем попал в больницу на месяц, а потом явился он — Карантин. Я испугался, поскольку не смог оплачивать счета за жилье, чуть не остался на улице. Благо, у меня есть друг, который рядом. Люблю его сильно. Карантин лично в моей жизни обернулся только плюсами.

Я стал больше планировать свое время и беречь его, навел порядок в проектах и реализовал их. Навел порядок в своем сознании, сдал вступительные экзамены в вуз, начал сниматься в рекламе. Завел множество полезных знакомств. Так же понял, чего действительно хочу от жизни, какого человека хочу видеть рядом. Спасибо тебе за это, карантин! Вы думали что я буду после бояться людей?! Что вдруг они меня заразят?! Нет, наоборот, даже соскучился по ним.

Настя Ш., 28 лет, аналитик

Дома я просидела 2−3 месяца. Уровень стресса значительно вырос, периодически возникали страшные картины в голове, снились кошмары. Я начала работать удаленно, перестала ездить в транспорте, в моей жизни стало меньше объятий, меньше встреч. Я, конечно, до сих пор боюсь заразиться, но уже не так сильно, как раньше.

Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самоизоляции4

Настя и Ира

Ира Д., 21 год, портниха

В течение полутора месяцев я выходила только в магазин. В начале изоляции мы с мамой могли весь день валяться на диване и смотреть фильмы. Потом уже я начала гулять с подругой по району.

Когда это все началось я словила дикую панику, которая мне вообще-то не свойственна, и она накатывала с каждым днем все сильнее. Через пару тройку недель отсидки дома я более-менее успокоилась, но тут пришла апатия. Я уехала на дачу отдохнуть от инфопотока, там мне хватило двух дней наедине с папой, меня затриггерило, и я пришла в свое нормальное состояние.

Глобально пандемия меня никак не изменила. Но я поняла, что в принципе люблю сидеть дома. Может, я могла бы быть домохозяйкой и не работать. Еще поняла, что не хочу работать на той работе, на которой работала. И научилась готовить несколько вкуснющих блюд, которые давно хотела попробовать сделать.

Антон, 30 лет, композитор, автор песен

На карантине я пробыл три с половиной месяца, с конца марта по начало июля. Работал реже обычного, но не удаленно, выезжал.

Сначала я воспринимал все легко. Но моя девушка очень переживала. Постепенно я тоже начал переживать за себя и за нее, так как ездил в студию и работал с заказчиком, который не верил в вирус — в отличие от моей девушки, которая активно защищалась. Я оказался между двух огней.

С одной стороны, этот заказчик был единственным моим источником дохода. С другой — я рисковал принести в дом вирус, так как этот человек вообще не следовал технике безопасности. Итогом этого напряжения стало то, что в начале мая я заболел чем-то похожим на легкую форму COVID-19, а заказчик одновременно со мной подхватил воспаление легких.

Я пришел в себя через три недели, а вот он лечился месяц. Я просто отсыпался и отлеживался, он пил антибиотики. Что было у меня и у него — до сих пор не знаю. После выздоровления эмоциональное напряжение спало, стало легче жить и выходить на улицу.

У пандемии были и хорошие стороны. Я сумел остановиться, поймать состояние покоя и равновесия, открыть и принять для себя много важных вещей. Еще я бесконечно благодарен пандемии за то, что позволила мне не петь все это время в ресторане (буквально — я певец).

Я смог восстановить голос и, благодаря регулярным занятиям по скайпу с преподавателем, смог перестроить голос на новые мышцы. Без этого у меня был высокий шанс потерять голос в самое ближайшее время. Вынужденная передышка подарила мне возможность запеть легко и свободно, без травм.

Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самоизоляции5

Антон и Ира С.

Ирина С., 33 года, учительница

У меня не было карантина: нас вывели на работу, в итоге приходилось ездить даже чаще. Было тревожно: слишком много шумихи в СМИ и среди коллег. Потом начали болеть сотрудники. И как ни странно — стало спокойнее. Это обычный вирус, только почему-то болеют все и сразу.

Как изменила мою жизнь пандемия? Никак. Просто я сильнее устала от работы и пропустила лето.

Миша, 37 лет, фотограф, дизайнер

В течение двух месяцев я выходил из дома только поздно вечером, чтобы пройтись, ну и за продуктами. Вся офлайн работа просто отменилась, работал только удаленно.

Я испытывал досаду и очень большую усталость от происходящего. А еще от того, что пришлось сидеть на месте так долго. Половина моих доходов от офлайн работы пропало. Многие важные проекты пришлось отложить.

Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самоизоляции6

Миша и Саша

Саша, 27 лет, научная сотрудница

С 1 апреля по 18 июня, то есть два с половиной месяца, я работала полностью удаленно, ни разу не была в метро. Так как я тревожный человек, мне было хорошо: потому что моя вечная непонятная тревога обрела ясность. И многие другие «тревожники» себя так чувствовали — мы шутливо говорили:

«Добро пожаловать в нашу реальность, мы все время так живем!»

Как изменила мою жизнь пандемия? Я стала еще меньше общаться, но у меня в принципе небольшая потребность в общении, и мне очень важно его качество. Пандемия с этим как-то примирила. Выходить из дома мне все еще страшно. Через неделю планирую ехать в Москву и уже представляю, как я буду спать в поезде в маске.

Никита, 22 года, видеограф, клипмейкер

На карантине я просидел дома полтора месяца, за это время у меня была только одна съемка. Все остальное время я занимался саморазвитием. Эмоционально я воспринял это время как отпуск, возможность разобраться в себе. Перестать бежать куда-то и понять, какой курс мне нужен.

После пандемии я наконец переборол страх и начал жить один, ушел с постоянной работы. И стараюсь двигаться по своей траектории. Кстати, за время эпидемии я стал вставать раньше и очень ценить утреннюю бодрость.

Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самоизоляции7

Никита и Катя

Катя, 23 года, бухгалтер

В конце марта я начала работать удаленно: так вышло, потому что наше американское начальство вернулось домой в Штаты. В начале карантина был страх из-за СМИ, к маю я успокоилась, т.к. многие друзья уже переболели. Изменился режим, очень тяжело было сидеть дома, отмена многих концертов и мероприятий. Сейчас все ок, я спокойно посещаю клубы, бары, магазины, следуя правилам о масках и перчатках.

Яна К., 33 года, фотограф

Я приехала в Россию в марте, а в мае планировала уже улететь. Но учеба, ради которой я и прилетела, отменилась. Помню, шла по Питеру с деньгами, которые мне вернули за учебу, и смеялась — это был истерический смех. Улететь я уже не могла.

В первые дни меня накрыла депрессия и непонимание, что делать дальше. Но через какое-то время, я решила, что нужно потратить время с умом. Начала учиться, искать возможности развития в Питере. Первые две недели самоизоляции, я выходила из дома раз в три дня — в магазин. После мы с другом стали выходить чаще, иногда гулять. К концу самоизоляции мы решили гулять каждый день не менее часа.

Как изменила мою жизнь пандемия? Я не жила в России последние 5 лет. И не планировала оставаться. Мои планы были расписаны до конца 2020 года, но вирус внес коррективы. Сейчас я уже приняла ситуацию, и мне даже нравится насколько сильнее я стала благодаря ей.

Проект «Одеяло»: фотограф снимает людей после самоизоляции8

Топ недели

Адовые женитьбы: как красят невест...

У наших дам особенное, трепетное отношение к свадьбам — почти все очень кропотливо подбирают образ и репетируют мейкап заблаговременно… Но стоит поглядеть, как ведут работу по подготовке к бракосочетанию...

Как живет вымирающее племя оленеводов...

Фотограф Хамид Сардар-Афхами проживал в Непале, больше 10 лет изучал Тибет и Гималаи, а потом отправился в Монголию изучить жизнь вымирающего племени бродячих оленеводов, которые все еще веруют...

Жизнь в морозильнике: вышел кинофильм BBC...

На американском тв-канале Animal Planet вышел восьмиминутный документальный кинофильм Epic Animal Journeys. В декабре 2016 года тревел-фотограф BBC Тимоти Аллен (Timothy Allen) приехал в Ямало-Ненецкий автономный округ,...